Владение в системе гражданского права (часть вторая)

Д.В. Дождев

Ключевые слова: посессорная защита, владение, фактическое держание, бестелесные вещи, добросовестное приобретение, основание владения. 

В настоящем номере публикуется вторая часть работы Д.В. Дождева, в которой прослеживается, что декларативное приравнивание владения к фактическому господству над вещью (в ГГУ) и распространение посессорной защиты на ситуации держания (во Франции – с 1981 г.) не привели к пересмотру ключевых параметров института, принципиально отличающих владение как юридическую ситуацию от факта держания. Напротив, понимание владения как фактической ситуации создает непреодолимые трудности в установлении такого факта, что определяет принципиальную неосуществимость принципа посессорной защиты, как и неправомерность сведения к ней института владения. 

Применительно к российскому праву, где «законное владение» пользуется защитой лучшей, чем в других европейских правопорядках (где оно обычно не признается владением), показано, что зачатки институционального воплощения владения концентрируются в фигуре «незаконного владельца», и обсуждается пассивная легитимация на виндикацию как признак и проявление юридического владения. 

Предлагаемое сегодня введение защиты владения как факта может восполнить упущения полицейско-административного плана, но не будет способствовать развитию юридического владения как основы системы гражданского права. Понимание института раскрывается через осмысление понятия основания владения (титула) и ключевого принципа недопустимости произвольного изменения основания. Опыт римской классической юриспруденции, где владение получило формальное определение, развивает представление о правовой форме и возможности интегрирования фактического в нормативную систему.


Possession in a civil law system (Part Two)


D.V. Dogdev

Key words: possessory protection, ownership, actual content, disembodied things, bona fide acquisition, the base of ownership. 

The second part traces that declarative equating of possession to the actual domination of the thing (at BGB) and the distribution of possessory protection situation in the holding (in France - since 1981) had not led to the revision of the key parameters of the institute, which essentially differ the possession as the legal situation from the fact of holding. On the contrary, the understanding of the possession as a factual situation creates insurmountable difficulties in establishing such fact that determines the impracticability of the principle of possessory protection, as well as the illegitimacy of the consolidation of institution of ownership to it.

Regarding to russian law, where legal ownership is protected better than in other European legal systems (where it is usually not recognized as possession), it is shown that the rudiments of the institutional embodiment of concentrated ownership in the figure of “illegal owner”, and discusses passive legitimation for vindication as feature and manifestation of legal ownership. 

The proposed today the introduction of the protection of possession as a fact can fill gaps of police and the administration plan, but will not contribute to the development of legal ownership as the foundation of the civil law system. 

Understanding of the institute is revealed through interpretation of the concept of the base of ownership (title) and the key principle of the inadmissibility of any change in the base. Experience of classical roman law, where possession was had formal definition, promotes understanding of the legal form and the possibility of integrating the actual to the regulatory system.

Наши партнеры

Our partners

unnamed.png
Юстина.png
логотип РС серый фон.png

Copyright © 2006-2019 

Вестник гражданского права. Все права защищены. 
«ИД В. Ема»: 119454, Москва, ул. Лобачевского, 92, корп. 2

Civil law review. All rights reserved.

«ID V.Ema»: 119454, Moscow, ul. Lobachevsky, 92, building. 2